В НАЧАЛО
 СВЕЖИЙ НОМЕР
 АРХИВ НОМЕРОВ
 РЕДАКЦИЯ
 КАРТА САЙТА


Рекомендуем посетить:





 




 

  содержание журнала: №3 | 2000  
 Doctrina Medicinalis 

Клиника профессора Земскова:
здесь не считают язвенную болезнь хирургической проблемой.
Оперируют лишь в крайне запущенных случаях


 

В.С.ЗЕМСКОВ,
руководитель Центра хирургии печени, желчных протоков и поджелудочной железы, зав. кафедрой общей хирургии Национального медицинского университета, директор "Клиники профессора Земскова", академик Римской Академии Наук.

 

Украинский консенсус по диагностике и лечению язвенной болезни отдает преимущество терапевтическим методам. Хирургия как бы отодвинута на задний план. По этому поводу редакция обратилась к известному, активно практикующему хирургу и ученому, руководителю клиники, которая специализируется на лечении целого ряда гастроэнтерологических заболеваний и в последние годы приобрела особенно высокий авторитет, регулярно спасая от смерти пациентов с осложненными случаями желчнокаменной болезни, с острым панкреатитом и даже панкреанекрозом, не говоря уже о прободных язвах. Это медицинское учреждение находится в Киеве, на Голосеевском проспекте, 59-а, и называется "Клиника профессора Земскова". Здесь же расположен Центр хирургии печени, желчных протоков и поджелудочной железы, также руководимый Владимиром ЗЕМСКОВЫМ, украинским профессором, академиком Римской Академии Наук, который поделился с нами и нашими читателями своими мыслями о подходах к профилактике и лечению язвенной болезни, о медицине вообще.

В лечении язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки мы давно отказались от целого ряда хирургических вмешательств, которые раньше считались необходимыми. В частности, за последние десять лет мы ни разу не прибегали к хирургической ваготомии, которая в странах более развитых, чем наша, давно уже отнесена к разряду порочной практики, поскольку эта операция ведет не к выздоровлению, а к утрате здоровья пациента. Сегодня мы располагаем многими методами ваготомии не хирургического плана, а терапевтического, лекарственного. Крайне редко, в единичных случаях, выполняются резекции желудка. Это делается лишь в тех ситуациях, когда болезнь настолько запущена, что выход из желудка закрыт полностью. Несколько чаще приходится оперировать перфоративные (прободные) язвы, существенно осложняющие течение болезни.

Таким образом, мы не считаем язвенную болезнь хирургической проблемой, ее лечением должны заниматься терапевты-гастроэнтерологи.

В деятельности нашей клиники хирургия составляет 30%, причинами оперативных вмешательств являются в основном заболевания печени, желчных протоков и поджелудочной железы. Преимущественно мы занимаемся биологической медициной и индивидуальной терапией. Это относительно новые направления.

Биологическая медицина зародилась в Германии около десяти лет назад, поскольку эта страна обладает, пожалуй, самой совершенной в мире системой здравоохранения, не знающей равных в области развития медикаментозной терапии. Практически все лекарства, в том числе и те, которые необходимы для лечения язвенной болезни, оплачиваются из бюджета. Достичь такого уровня невозможно ни за десять лет, ни за двадцать. В основе столь мощного расцвета медицины - налоги многих поколений немцев. Нам следует внимательно присмотреться к их опыту и, конечно, активнее использовать свои наработки. У нас ведь есть специалисты и организации, которые уже четверть века серьезно занимаются гомеопатией, литотерапией, рефлексотерапией и т.д. Поэтому мы не на голом месте развиваем эти направления в нашем Центре и клинике.

Что касается язвенной болезни, отечественная печальная статистика свидетельствует еще и об отсутствии надлежащей системы профилактики как самих заболеваний такого рода, так и рецидивов. И в этом плане образцом может служить Германия, где семейная медицина имеет почти двухсотлетние традиции.

Ни я, ни мои коллеги не можем резко изменить политику нашей страны относительно медицины и охраны здоровья и, тем более, создать для этого социальные предпосылки. Однако успешно применяем принципы семейной медицины в масштабах нашей клиники.

У нас ни один больной не выписывается без гарантированного последующего наблюдения за его состоянием. Речь идет не о кратковременном медицинском контроле на период реабилитации, а о том, что после проведения лечения по поводу серьезного заболевания мы держим связь с пациентом годами и десятилетиями. Так поступают в большинстве клиник той же Германии, где хирургический стационар просто немыслим без семейного врача. Это и есть самый мощный фактор профилактики, спасающий многих людей от развития тяжелых, порой неизлечимых, заболеваний, а значит - от инвалидности и преждевременной смерти.

Настоящий семейный врач способен учитывать не только явные симптомы и обстоятельства текущего момента, но и генетическую предрасположенность человека к тем или иным заболеваниям.

Семейная медицина в развитых странах является основой всей системы профилактики заболеваний. Конечно же, я понимаю, что повсеместное, а не только в отдельно взятых клиниках, внедрение этого опыта на нашей территории требует основательного пересмотра всей организации здравоохранения и, прежде всего, развития страховой медицины. А еще - изменений в системе медицинского образования.

Вся беда наша в том, что в наших мединститутах, медуниверситетах и медакадемиях стремятся обучать студентов узким специальностям. И, хотя мы в этом преуспели, о чем свидетельствует немалое число отечественных медицинских светил с мировыми именами, но упустили главное: у нас не налажена массовая, добротная подготовка врачей общего профиля. По логике вещей, именно такое обучение должны проходить все студенты-медики, а уж потом специализироваться. Эта последовательность заложена в основу медицинского образования почти всех европейских стран.


 
 

©2011 При использовании любым материалов активная ссылка на сайт novoaydar.com.ua является обязательной